лица

Варежки из Сетомаа

Рассказ основательницы кооператива True Knits Store о том, почему горожане тоскуют по добротным деревенским вещам.
Переехав из Петербурга в деревню под Изборск, Альбина Лебедева влюбилась в орнаменты здешних крестьян сето. И запустила проект, призванный возродить местные традиции ручного вязания, и сделать их популярными в больших городах.
Альбина Лебедева
основательница True Knits Store
Два года назад мы с мужем поселились в деревне Сигово, что между Изборском и Эстонской границей. В деревне этой семь домов и два музея – оба посвящены народу сето. И оба, в общем-то, про то, как люди обеспечивали себя сами: выращивали лён, держали овец, ткали, пряли, шили и, конечно, вязали.
музей сето сигово, андрей шапран фото
Интерьер музея-усадьбы народа сето в Сигово.
Фото: Андрей Шапран
Особенно мне запали в душу варежки с узорами, в которых сочетались прибалтийские и русские мотивы. Тогда появилась идея поделиться этой красотой в городе. Мне всегда казалось, что современный городской житель, измученный распродажами, тоскует по действительно стоящим вещам, сделанным вручную.

Я насобирала варежек у соседок, и накануне Рождества отвезла на ярмарку в петербургский лофт «Этажи». Где во дворе, на морозе, их радостно раскупили хипстеры.
лофт этажи, варежки, вязание, handmade, knitting
Варежки из Сетомаа на ярмарке во дворе лофт-проекта "Этажи".
Стало ясно, что надо с этим что-то дальше делать. И я принялась разыскивать местных мастериц, сохранивших навыки традиционного, технически сложного вязания из натуральной шерсти. И до сих пор ищу.
Малле Богачева, мастерица-сето из деревни Гусинец.
В качестве хобби здесь вяжут и молодые женщины, и бабушки. Больше всего вяжут в Изборске, потому что там развит туризм и всегда есть спрос. Но туризм не слишком хорошо уживается с традициями – часто в погоне за количеством страдает качество и, самое главное – аутентичность: на сувенирных развалах много варежек с «глобальными» узорами из журналов. Я выискиваю местные, настоящие – в Изборске, в Печорах, на отдаленных хуторах.

Первой, кто меня вдохновил и поддержал, была Татьяна Николаевна Огарева, хозяйка Музея памяти крестьян сето. У нее богатейшая коллекция одежды, среди которой много варежек редкой красоты. Она сказала, что «ничего у меня не выйдет», но тут же извлекла из завалов старые рукавички и отдала мне: изъеденные молью и выцветшие, но от этого еще более настоящие. Я их постирала, обметала, и сейчас они служат образцами для мастериц.
Для сето характерны так называемые ковровые узоры, когда орнамент многократно повторяется, он может быть геометрическим или растительным. Вообще все мотивы заимствованы из природы: розы, маки, желтые с зеленым бутоны, розово-сиреневые цветы — все, что растет у дома, в поле, в лесу. Цветовые сочетания берутся оттуда же.
Недавно муж привез из Печор варежки неброские, но очень стильные: темно-зеленые ромбы на черном фоне (черный вообще распространен как базовый цвет, неспроста нитка основы называется «земля»). Когда дома мы пригляделись, оказалось что это не просто ромбы, а рыбки, выстроились одна в хвост другой. Женщина связала эти рукавицы мужу-рыбаку, который в Псковское озеро на промысел ходил.
Варежки из деревни Печки на берегу Псковского озера.
Мы разработали для местных варежек бренд – True Knits. Их можно купить не только, приехав к нам (хотя это лучший способ!), но и в интернет-магазине, и на рождественских ярмарках в разных приятных столичных местах.
seasons маркет, ярмарка seasons, seasons project, варежки, вязание
Альбина с деревенскими варежками и носками на ярмарке Seasons в Москве
Мы живем в деревенском доме, построенном в 1940 году семьей сето Ойяперв. Муж был агрономом, жена вела домашнее хозяйство. В большом каменном хлеву держали несколько коров, пару лошадей, овец и свиней. В деревне было полтора десятка дворов. Лен, который здесь традиционно выращивали, во времена Эстонской республики с 1920 по 1939 годы считался лучшим во всей Прибалтике. Все местные женщины умели ткать, пряли из овечьей шерсти нитки, сами же их красили.
Большинство хуторов в российской части Сетомаа сегодня брошены или превращены в дачи.
Но после войны крестьяне – сето и русские, стали бежать в Эстонию – от колхозов и безземелья. К 1990-м коренных жителей здесь почти не осталось. Если нам удастся возродить хоть что-то из местных традиций, вернуть их к жизни, это будет большой удачей.
Фото: Михаил Крылов/ mishakrylov.com
Главная наша задача сейчас — продвижение. Продвижение Сетoмаа как интересного региона, и продвижение качественного и технологически сложного вязания – среди местных деревенских мастериц и в городах. Это красиво, тепло и по-настоящему круто.

Ручное ткачество Нины Петровой

Народ, издревле живущий меж русских и эстонцев, но сохранивший свой язык и традиции.

Как ехать и что смотреть по пути.

Made on
Tilda