Лица

Нитченки и ниточки

Ручное ткачество Нины Петровой из деревни Олохово
Нина Петрова переехала в деревню недалеко от Изборска в конце 1980-х. У местных крестьян-сето она выучилась ручному ткачеству за несколько лет до того, как их хутора окончательно опустели. Сегодня Нина Константиновна – одна из немногих носителей живых рукодельных традиций Печорского края.
Нина Константиновна Петрова-Юрисаар
староста деревни Печорское-Олохово
Я начала ткать после того, как сгорел наш старый деревенский дом. Это случилось в 1994 году. Нужно было как-то устраиваться – вместе с домом в огне погибли все вещи. И вот дна из местных жительниц – Вера Изу, решила научить меня ткать традиционные половики и покрывала. Она тогда уже была пожилым человеком, ей хотелось передать кому-то свои знания, а молодежи в деревнях не осталось. Я стала ходить «на уроки» – семь километров через поля и лес с четырехлетним сыном.
Деревня Олохово. Вид со двора Нины Петровой.
Вера научила меня заправлять старинный станок. Под ее руководством за два дня я соткала первое свое покрывало – оно до сих пор украшает одну из кроватей в нашем нынешнем доме. Вере сейчас сто второй год, она живет в Эстонии, мы иногда созваниваемся. А богатый ее некогда двухэтажный дом стоит теперь в лесу без окон, без дверей, и дорога к нему совсем заросла.
Позже я училась ткать у мастериц из разных районов Псковской области, ездила на семинары в Латвию и Эстонию, изучала западно-сибирское ткачество – я родом из Кургана.

Ткать не столько сложно, сколько долго. Сначала станок нужно заправить – у меня их несколько, самому старому – более ста лет. Заправляю не меньше двух дней, потому что каждая ниточка должна в определенную нитченку – специальную дырочку, точно зайти. А таких ниточек может быть несколько сотен. Так заводится основа будущего изделия, после чего начинается, собственно, ткачество. Я сейчас тку, в основном, половики, где уток – поперечный рисунок, который вплетается в основу, делают из тонко нарезанных полосок цветной ткани. Использую чаще новый трикотаж, но традиционно в деревнях для этого разрезали старую, пришедшую в негодность одежду.
Причем одежду, в основном, шили из домотканых тканей. А ткани ткались из нитей, которые сами же и пряли из шерсти своих же овец, или из льна, которым всегда славилась Псковщина. Земля давала людям все необходимое, в эту же землю все, в конечном итоге, и уходило. Даже из цветных полиэтиленовых пакетов, когда они только появились, ткали коврики, которые прекрасно очищали обувь при входе в дом. Это было безотходное производство – мечта нынешних экологов!

Несмотря на то, что коренных жителей в окрестных деревнях почти не осталось, ткачество сейчас куда популярнее, чем во времена, когда я только сюда переехала – в конце 1980-х. Ткут вчерашние горожанки, изучают разные техники, некоторые, как встарь, сами красят шерсть. В Петербурге у меня есть несколько учениц. В нашей Псковской области открываются комнаты ремесел, клубы – я с радостью там делюсь своим опытом, обучаю и консультирую.
Стандартная одежда, привычные ткани всем надоели. Сходите в Этнографический музей, посмотрите на старинные наряды: какое качество тканей, обилие узоров, сочетания цветов – и это в России, а не где-нибудь в Индии или Полинезии! Да и кто сказал, что ткачество – это строгое следование традициям? Я, например, хочу на станке XIX века соткать половик из разрезанных на полоски полиэтиленовых пакетов. Всегда можно придумать что-то новое, используя разнообразие приемов, фактуру и цвета утка и основы.
Нина Константиновна всегда рада гостям. В ее доме работает небольшой музей народных ремесел, а хозяйка проводит экскурсии по живописным окрестностям. Если вы хотите приехать в гости, пожалуйста, напишите.
Made on
Tilda